Как развивается Московский марафон? Интервью с Дмитрием Тарасовым

Как развивается Московский марафон? Интервью с Дмитрием Тарасовым

Валерия Баринова

Дмитрий Тарасов: Московский марафон движется в правильном направлении
В этом году регистрация на забег открылась практически за год до следующего старта. И это далеко не предел совершенству.

30 ноября 2019, 10:15

Lifestyle
/ Бег

0

Не так давно произошло значимое событие для всего бегового сообщества России. Регистрация на Московский марафон впервые открылась практически за год до грядущего старта — 31 октября. Это приблизило забег по главным улицам столицы к уровню ведущих мировых марафонов: например, Нью-Йоркского или Берлинского. Они начинают регистрацию участников на новый старт фактически сразу после окончания текущего мероприятия.

Мы побеседовали с директором Московского марафона Дмитрием Тарасовым и узнали, как российскому старту удалось совершить такой прорыв, какие впечатления оставил после себя Нью-Йоркский марафон и какой он — эталон организации крупных спортивных мероприятий.

— Дмитрий, в этом году регистрация на Московский марафон впервые открылась так рано. Поздравляем, это выход на новый уровень.

— Это действительно важное событие для нас. Такая практика характерна для всех крупнейших марафонов мира. В этом году мы взяли паузу в полтора месяца, чтобы открыть регистрацию. Хотя Нью-Йоркский или Берлинский марафон делают это через полторы, две недели после окончания предыдущего.

Мы идём вперёд и двигаемся в правильном направлении. Очень приятно, что город активно помогает нам, оперативно согласовывает даты проведения мероприятий. Это означает, что всё, что мы делаем, идёт на пользу не только бегунам, но и столице — с точки зрения спортивного имиджа.

Как развивается Московский марафон? Интервью с Дмитрием Тарасовым

Фото: Пресс-служба Московского марафона

— Можно ли сказать, что открытие регистрации приблизило Московский Марафон к ведущим международным стартам?

— Да, но надо отметить, что мы стараемся встать на одну ступень с ними, не только приближая дату регистрации, но и улучшая качество организации и увеличивая количество участников. Пока что нам далеко, например, до Берлинского, Чикагского и Нью-Йоркского марафонов. В них регистрируются около 75 тыс. человек, а выходят на старт примерно 55 тыс. Я думаю, когда у нас будет бежать примерно 53 тыс. участников на марафонской дистанции, тогда можно будет говорить о том, что мы стали приближены к ведущим международным событиям. Сейчас мы находимся в начале своего пути и видим положительную динамику по ежегодному приросту участников.

— В этом месяце вам удалось побывать на марафоне в Нью-Йорке. Какие впечатления оставило мероприятие?

— Мы уже четвёртый раз присутствуем на Нью-Йоркском марафоне. Два раза я его бежал сам, два раза был в качестве зрителя. Могу сказать, что этот забег заслуживает носить звание лучшего марафон мира: и по качеству организации, и по количеству вовлечённых спортсменов, и по тому, как реагирует город. Тысячи людей выходят на улицы Нью-Йорка, чтобы поддержать бегунов. Это невероятная атмосфера.

— Нью-Йоркский марафон проводится уже в 49 раз. Можно ли сказать, что вся его организация уже отлажена на сто процентов?

— Она правда отлажена на все сто. Хотя, как говорят сами организаторы, всегда есть к чему стремиться. Но, на мой взгляд, основные моменты старта доведены до совершенства.

Как развивается Московский марафон? Интервью с Дмитрием Тарасовым

Фото: Пресс-служба Московского марафона

— Как вы уже сказали, в Нью-Йоркском марафоне приняли участие почти 53 тыс. человек. В Москве в этом году — почти в два раза меньше — 30 тыс. Как думаете, большее количество участников положительно влияет на марафон или наоборот?

— Здесь важно учитывать тот факт, что на Московском марафоне бежали почти 30 тыс. спортсменов на двух дистанциях: 42,2 км и 10 км. А в Нью-Йорке только на марафонской дистанции приняли участие около 53 тыс. человек. Я считаю, что большое количество участников, безусловно, отражается на забеге и влияет на город. Он начинает участвовать в организационных процессах. Мероприятие становится более заметным, когда по улицам бежит 30, 40, или 50 тыс. человек.

— В этом году вам удалось самому поучаствовать в забеге или вы наблюдали за происходящим исключительно с организаторской точки зрения?

— В этот раз я был зрителем, но располагался на трибуне на West Side: смотрел на то, как финишируют лидеры. Мне удалось увидеть все основные организационные моменты. Самое важное, что во время мероприятия мы обращаем внимание не только на процесс организации, но и изучаем структуру. За день до старта мы проводили обход стартово-финишного городка, объезд стартовой зоны, смотрели, как устроена команда и как происходит коммуникация внутри неё, на взаимодействие с городом. Мы проверили, как расположены основные объекты на финише и старте, всё ли в порядке у медицинских бригад и служб безопасности.

— Вы часто сами появляетесь на дистанциях. Полезно ли организатору взглянуть на марафон со стороны бегуна?

— Если бы я не бегал, то и не обращал бы внимание на моменты, которые видны только атлету. Опыт личного участия очень полезен. Например, Нью-Йоркский марафон я видел как со стороны участника, так и со стороны зрителя — это совершенно разные впечатления. Интересно было наблюдать за тем, как расположены точки питания: почему они должны располагаться каждые 2,5 км, а не каждые 5 км, как это принято в России. Важно понимать, как должны располагаться пункты медицинской помощи или туалеты, что нужно учитывать с точки зрения их оснащения. Все эти наблюдения пополняют наш собственный багаж знаний.

Читайте также на Posovetujte.ru:  Первый трейлер российского триллера "Кольская сверхглубокая"

Как развивается Московский марафон? Интервью с Дмитрием Тарасовым

Фото: Пресс-служба Московского марафона

— Вы не раз отмечали, что у Московского марафона одна из самых живописных трасс. Может ли Нью-Йоркская сравниться с ней?

— Трасса Московского марафона, действительно, одна из самых живописных. Она пролегает в центральной части города. Участники видят на бегу всемирно известные достопримечательности, памятники архитектуры, самые красивые места и улицы Москвы. Я могу с уверенностью сказать, что наша трасса намного лучше Нью-Йоркской.

— Часто ли вам удаётся перенять какой-то опыт у зарубежных коллег? Он в основном положительный или отрицательный?

— В любом случае мы перенимаем какой-то опыт у наших коллег, и, даже если он небольшой, то всегда положительный. Отрицательного опыта не бывает, так как всё, что делают мейджоры, – это высший уровень организации. Одна из тех наработок, которые мы могли наблюдать и которая нам понравилась, – автоматизированная программа. Она позволяет в онлайн-режиме показывать загруженность города, точки пробегания участников, улицы, перекрытые для движения транспорта, медицинские пункты и количество людей, нуждающихся в данный момент в помощи врачей.Такая информатизация мероприятия крайне важна. Она помогает всем службам и организаторам оставаться в одном информационном поле.

— В Нью-Йорке марафон — событие недешёвое: регистрационный взнос $ 255-358. Однако спрос всё равно большой. Как вы считаете, с чем это связано?

– Ценовая политика Нью-Йоркского марафона связана, в первую очередь, с большим спросом на само мероприятие. Нью-Йорк — большой многонациональный город, куда стремятся попасть миллионы людей со всего мира. Уверен, что у Москвы есть все шансы стать мегаполисом, который будет посещать такое же количество бегунов со всей планеты.

— Кстати, для участия там не требуются медицинские справки. Как вы считаете, почему организаторы берут на себя такие риски? Ведь может случится всё что угодно. Например, на Московском марафоне уже были неприятные инциденты, связанные со справками.

— Дело не в рисках, а в том, что у нас разное законодательство. Если в Америке для участия в спортивных мероприятиях справки не требуются, и люди в основном пользуются страховками, то в России другая политика. У нас есть приказы и законы, которые регулируют этот вопрос. И мы обязаны их соблюдать.

Как развивается Московский марафон? Интервью с Дмитрием Тарасовым

Фото: Пресс-служба Московского марафона

— В Америке после марафона проходят вечеринки. В России планируются подобные грандиозные афтерпати?

— Мы два года подряд проводили подобную вечеринку в Hard Rock cafe и планируем повторить это в следующим году. В 2019-м в ней приняли участие несколько сотен человек. Мы надеемся, что в дальнейшем эта идея будет только развиваться.

— А вы общались с командой организаторов в Нью-Йорке? Может быть, пригласили их в гости на следующий Московский марафон?

— Да, конечно, мы пригласили в Москву директоров Чикагского, Нью-Йоркского, Берлинского марафонов. Также мы с радостью ждём людей, отвечающих за работу с волонтёрами. Надеемся, что в следующем году они к нам приедут.

— Действительно, в Москве в организации марафона помогают волонтёры, а так развито ли волонтёрское движение в Америке?

— Волонтёрское движение в России одно из самых молодых в мире. К примеру, в организации Чикагского и Нью-Йоркского марафонов принимают участие 10-15 тыс. добровольных помощников. Это несопоставимо с тем количеством волонтёров, которые работают с нами на Московском старте – около 2,5 тыс. человек.

Как развивается Московский марафон? Интервью с Дмитрием Тарасовым

Фото: Пресс-служба Московского марафона

— Расскажите, какой город для вас является эталоном с точки зрения организации забегов?

— Чикаго, Нью-Йорк и Берлин. Именно они являются для меня лучшими с точки зрения коммуникаций, работы персонала и накопленного опыта.

— За какими международными марафонами ещё планируете наблюдать в этом году?

— В этом году мы планируем посетить марафон в Валенсии. Там я собираюсь пробежать 10 км, чтобы со стороны участника посмотреть, как организовано мероприятие.

— Вы уже начали подготовку к Московскому марафону-2020. Сейчас можно предположить, сколько участников будет в следующий раз?

— Сейчас однозначно ответить нельзя. Мы улучшаем сервисы: в первую очередь, раздевалки и камеры хранения. Также планируем усовершенствовать коммуникацию внутри мероприятия. В 2020 году мы хотим увидеть тот же уровень по количеству участников, что и в этом. Но, безусловно, приложим максимум усилий для того, чтобы цифра бегунов с каждым годом только росла.

— Что нужно сделать, чтобы Московский марафон встал на одну ступень с мейджорами?

— Ему надо пройти определенные стадии развития: сначала получить бронзовый лейбл, потом серебряный, золотой и платиновый. Но для того чтобы это произошло, с Федерации лёгкой атлетики должны снять дисквалификацию. Тогда мы сможем приглашать к участию в Московском марафоне иностранных бегунов, профессиональных атлетов. Как только это произойдёт, мы начнём воплощать в жизнь требования, необходимые для получения лейбла. И только после этого, если всё будет удачно, мы войдем в мейджоры.

Источник

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий