Глубинно-психологическое представление об интернет-зависимости

Глубинно-психологическое представление об интернет-зависимости

В современном мире интернет является значительной часть жизни человека, совершенствуя сферу общения, работы, досуга и пр. Интернет является «полезным инструментом», который дает возможность человеку находится в нескольких местах одновременно используя программные обеспечения для связи (skype, viber и др.), осуществлять покупки через интернет магазины, следить за новостями, оплачивать счета, получать образование и др., вместе с тем виртуальная жизнь для некоторых людей заменяя подлинную реальность и общение при исключая интеллектуальное развитие и вызывая интернет-зависимость.

Основоположниками изучения интернет-зависимости является психолог К. Янг [17] и психиатр И. Гольдберг [11], которые разработали опросник и в последствии критерии интернет-зависимости. Так же Р. Тао предложил критерии интернет-зависимости в основе которых критерии DSM-5 для химической зависимости [15]. Р. Дэвис [10] рассматривал разумное использование интернета. К. Чакраборти [9], С. Ёнг и Ч.  Танг, [16] В.А. Лоскутва [4], В.Л. Малыгин и А.Б. Искандиров [6], Е. Жу [18], С. Ким [13] и др. проводили исследования диагностики интернет-зависимости в разных частях света на разных социальных группах используя опросник К. Янга или другие опросники. М. Гриффист [12] в своих исследованиях указывал, что интенсивные пользователи интернета реализуют через него другие формы аддикции (сексуальные, нарциссические и др.). Р. Дэвис солидаризируясь с М. Гриффистом указывает, что зависимость от интернета представляет сочетание и реализацию других аддикций. Р. Дэвис выделил следующие типы интернет-зависимости: интернет-гемблеры, интернет-геймеры, интернет-трудоголики, интернет-сексоголики, интернет-эротоголики, интернет-покупатели, интернет-аддикты отношений [10]. Для современной науки интерес представляет глубинно-психологическое представление об интернет-зависимость на что и ориентирована данная статья.

В современном понимании интернет-зависимость проявляется в «своеобразном уходе от реальности, при котором процесс навигации по сети «затягивает» субъекта настолько, что он оказывается не в состоянии полноценно функционировать в реальном мире» [5]. По МКБ-10 интернет-зависимость не является психическим расстройствам. На сегодняшний день интернет позволяет реализовать практически все потребности человека включая экзистенциональные. По мнению Е.В. Андриенко интернет позволяет реализовать следующие потребности: в стимуляции – получение значимых стимулов от других людей, в событиях – динамика жизни, которая привносит новые впечатления, в узнавании – удовлетворяется всякий раз, когда человек встречает знакомых ему людей, в структурировании времени это – способы время провождения (ритуалы, процедуры, развлечения, близость, игры (согласно Э. Берну)), в достижении и признании – связаны, с высшими потребностями человека [1]. Необходимо добавить к существующим потребностям так же потребность в самореализации, которая подразумевает социальную или материальную реализацию посредством ведения различных блогов (личная страница субъекта с постоянно обновляемой информацией), заработка на игровой или другой деятельности.

Таким образом, интернет является неотъемлемой частью человеческой жизни и деятельности при конструктивной его использовании. Интернет-зависимость представляет чрезмерное и непродуктивное использование данной сети, что приводит к регрессии.

Наше исследование базируется на психодинамической парадигме и разработанном Т.С. Яценко методе активное социально психологическое познание (АСПП) [8]. Особенностью данного метода является понимание психики в ее целостности (единство сознательных и бессознательных сфер), что дает возможность изучения феномена интернет-зависимости с позиции неосознаваемых деструктивных тенденций психики субъекта. Деструкция в нашем понимании это неосознаваемое саморазрушение субъекта, которое проявляются в поведении, социальных взаимоотношениях, личностном развитии. В психоаналиттическом словаре бессознательное рассматривается как «особая сфера психического; система процессов, качественно отличающихся от явлений сознания… осуществляемая без участия сознания» [2, с. 97]. З. Фрейд изучая бессознательное указывал, что оно является – «автономной, независимой от сознания, безличной первоосновы человеческой души» (цит. по: [3, с. 95]). Бессознательное существует «вне пола, пространства и времени», интернет так же дает человеку чувство защищенности, стирает временные, социальные и половые рамки, что позволяет ему вести себя спонтанно и одновременно создавать желанную виртуально-социальную маску подчиняясь принципу удовольствия. Опишем стремление находится в интернете с позиции неосознаваемой психологической защищенности субъекта. Психологическая защита является «интегративным, диспозиционным образованием, имеющим разноуровневую структуру, включающую когнитивный, эмотивный и поведенческий аспекты; защитная система подчинена единому генеральному механизму – «от слабости к силе» (более подробно см. [8]).

Перечисленные Е.В. Андриенко [1] потребности находятся в интернете можно отнести к бессознательным противоречивым тенденциям психики. Представим сравнительную таблицу бессознательных и сознательных тенденций чрезмерное нахождения субъекта в сети интернет (табл. 1).

Таблица 1

Бессознательные и сознательные тенденции чрезмерного нахождение субъекта в сети интернет

Читайте также на Posovetujte.ru:  Чем опасен алкоголизм у женщин

Бессознательные тенденции нахождения в интернете

Сознательные потребности нахождения в интернете по Андриенко Е. В.

Тенденция «от слабости» – отступление от реальности, «к силе» – социальная ориентация

Потребность в достижении успеха и признании

Тенденция «к людям» – потребность в контакте с окружающими, «от людей» – разрушение контактов через дискредитацию

Потребность в стимуляции и узнавании

Тенденция «к жизни» – развитие, «к смерти» – психологическое импотирование, регрессия

Потребность в событиях и самореализации

Тенденция «возврат в утробу» – единение с первичными либидными объектами, регрессия

Потребность в структурировании времени

Таблица 1 представляет противоречивость психики и как следствие действий человека. Первопричиной деструктивных тенденций психики и их проявление в интернет-зависимости, могут быть связаны с поиском в интернете компенсаторного либиного объекта, в случае не проявления родителем (-ями) к ребенку эмоционально значимых для него чувств, тем самым блокируя (омертвляя) их; чувством неполноценности, как следствие фиксации субъекта на эдипальной стадии развития (от 3 до 6 лет), интернет в таком случае иллюзорно удовлетворяет потребности человека, за счет использования компьютерных программ для изменения внешности, голоса, грамматики и др. Интернет является специфическим источником получения не реализованных эмоциональных переживаний в жизни субъекта.

Интернет позволяет человеку создать желаемый образ, который не смог осуществить в реальной жизни. Данная проблематика берет начало в эдипальный период развития (от 2 до 6 лет). Эдипальная зависимость это чувственное притяжение ребенка к родителю противоположного пола и соперничество с родителем того же пола, за внимание первого. Согласно З. Фрейду, в данный период происходит вытеснение душевных позывов ребенка из психики [6, с. 186], так как ребенок впервые сталкивается с запретом спать с родителями в одной кровати, прикасаться к материнской груди и др. Данные запреты формируют чувство неполноценности, которое впоследствии маскируется, компенсируется, сублимируется и т.д.

Представим фрагмент стенограммы психокоррекционной работы с протагонистом М. с использованием методики комплекса тематических психорисунков (всю стенограмму см. [8]).

П.: Почему мужчина на рисунке 1 повернут спиной? Он как будто в возрасте, потрепан жизнью.

М.: Не могу сказать, что он в возрасте. Но у меня есть ощущение психологической старости.

П.: От того, что пришлось много пережить?

М.: Я пережил алкоголизм матери (основная причина моего ухода из дома), безотцовщину. Вырос в интернате, приобрел самостоятельность и поступил в училище, затем – в университет. Это мои личные достижения.

П.: Твоя рука отразила в рисунках глубокий смысл твоей «истории жизни». Что символизирует эта машина (рис. 1)? Мечту, желание?

М.: Не знаю. Нарисовал человека. Потом мне показалось, что на этом рисунке ему мало места, решил добавить машину.

П.: Ты отобразил, что хотел бы иметь машину (для начала – маленькую), любовь (роза – архетип любви), защищенность (чтобы каждый знал, что тебя нельзя обижать)?

М.: Защищенность я должен сам обеспечить, но она действительно актуальна.

П.: Это и отражает рисунок: защищенность, любовь и достаток. Что скажешь по поводу этих трех аспектов?

М.: Я абсолютно с этим согласен, это именно то, к чему я стремлюсь.

П.: Можно перефразировать тему рисунка 1: «Как мне хотелось бы, чтоб было в семье».

М.: Да. Я не рос в идеальной семье, не знаю, что такое – крепкая семья. Просто теперь понимаю, что это является для меня значимым.

П.: Ты рос в неидеальной семье и приобрел зависимость от интернет-игр (что не является идеальным). В этом ты повторяешь свою маму. У нее тоже была зависимость, отличие состоит в том, что это был алкоголизм. Парадоксально, но повторяешь маму: «вынуждение повторения» (З. Фрейд). Ты пережил драму с алкоголизмом матери. Надеюсь, что сам не причастен к ее слабости.

М.: Причастен.

П.: Может, тебе просто не хватает мамы и ты, таким образом, напоминаешь – «мы вместе»?

М.: Да. Мне ее очень не хватает. Замещением мамы является ее увлечение. А уж игровую зависимость я и подавно не сопоставлял с алкогольной зависимостью. Наоборот, пытался не повторять алкоголизм матери.

П.: Твои исчезновения из университета на неделю-две связаны с этим?

М.: Всего понемногу. В университете не успевал, потому что много работал. Пришел в деканат и сказал: меня не будет месяц. Это было неуважительно по отношению к декану, но все же я сообщил ему об этом.

Читайте также на Posovetujte.ru:  Достинекс и алкоголь

П.: Когда ты так говорил, то занимал позицию «над ним»?

М.: Тогда я не думал об этом. Я работал на низкооплачиваемых работах. Мать лишили родительских прав, и я стал жить за счет государства. Поступил в университет с целью выжить за счет государственной стипендии. Заметил, что я очень привык к этим «дармовым» деньгам. Но меня пугает будущее: университет закончится и что дальше?

П.: Ты приобрел зависимость от того, что тебя должны обеспечивать?!

М.: Я и сам готов себя обеспечивать! Я могу работать! Но нереально купить жилье по таким высоким ценам, каким бы работягой я ни был.

П.: Тебе не хватает последовательности. Осознал, что можешь работать – и успокоился, то есть не работаешь. Хороший пример твоей активности: захотел пройти глубинный анализ – ночь не спал, но нарисовал рисунки, за что я и аудитория тебе благодарны.

Фрагмент стенограммы с протагонистом М. частично раскрывает причины интернет-зависимости, которые связаны с эдипальной зависимостью М. к матери, что порождает амбивалентность чувств к ней. Единение с матерью на глубинном уровне происходит за счет ухода от реальности в зависимость алкогольную, игровую, от государственных денег. Уход в зависимость как отступление от реальности, которое связано с не способностью с ней справится социально-приемлемыми способами.

Таким образом, интернет как и все связанное с человеком имеет амбивалентный характер, с одной стороны способствует развитию человека и является средством достижения и реализации многих жизненных целей, с другой при чрезмерном и непродуктивном его использовании ведет к зависимости и деградации. Чрезмерное и непродуктивное использование интернета связано с глубинными детерминантами психики и неразрешенными внутренними противоречиями.  

Список использованной литературы

    Андриенко Е.В. Социальная психология. М.: Академия, 1999. 264 с.Лапланш Ж. Словарь по психоанализу: пер. с фр. Н.С. Автономовой / Ж. Лапланш, Ж.Б. Понталис / М.: Высш. Шк., 1996. 623 с.Лоскутова В.А. Интернет-зависимость как форма нехимических аддиктивных расстройств: Дисс. … д-ра мед. наук. Новосибирск, 2004. 107 с.Орлов С.Б. Англо-русский словарь по вычислительной технике и информационным технологиям: 60 тысяч терминов. изд. 4-е. М.: РадиоСофт, 2011. 640 с.Смирнова Е.А. Интернет-зависимое поведение у подростков. Клиника, диагностика, профилактика: пособие для школьных психологов / Е.А. Смирнова, В.Л. Малыгин, А.Б. Искандирова [и др.] / под ред. В.Л. Малыгина. М.: Мнемозина, 2010. 136 с.Семенов А.Н. Философия: Энцикл. словарь / А.А Ивин, В.А Канке, Г.Г Кириленко [и др.] / под. ред. А.А. Ивина. М.: Гардарики, 2006. 1072 с.Хьелл, Л. Теории личности / Л. Хьелл, Д. Зиглер. – СПб.: 2000. 607 с.Яценко, Т.С. Методология глубинно-коррекционной подготовки психолога / Т.С. Яценко, А.В. Глузман. Ялта: Республиканское высшее учебное заведение «КГУ», 2014. 410 с.Chakraborty K. Internet addiction: Consensus, controversies, and the way ahead / Chakraborty K., Basu D., Vijaya Kumar K.G. // East Asian Arch Psychiatry. 2010. Vol. 20. P. 123–132.Davis S.A. A cognitive-behavioral model of pathological Internet use // Computers in Human Behavior. 2001. Vol. 17, № 2. P. 187–195.Goldberg I. Internet addiction disorder. [Electronic resource]: The Legacy of Dr. Ivan Goldberg, 1996. URL: http://www.psycom.net (date of the address: 20.11.2016).Griffiths M.D. Internet addiction: Internet fuels other addictions // Student British Medical Journal. 1999. Vol. 7. P. 428–429.KimH. Reduced striatal dopamine D2 receptors in people with Internet addiction / S.H. Kim, S.H. Baik, C.S. Park [et al.] // Neuroreport. 2011. Vol. 22. P. 407–411.Ryan T. The uses and abuses of Facebook: A review of Facebook addiction / T. Ryan, A. Chester, J. Reece [et al.] // Journal of Behavioral Addictions. 2014. Vol. 3, № 3. P. 133–148.Tao R. Proposed diagnostic criteria for internet addiction / R. Tao, X. Huang, J. Wang [et al.] // Addiction. 2010. Vol. 105. P. 556–564.Yang S.C. Comparison of Internet addicts and non-addicts in Taiwanese high school / Yang S.C., Tung Ch.-J. // Computers in Human Behavior. 2007. Vol.23, № P. 79–96.Young K.S. Internet addiction: The emergence of a new clinical disorder // CyberPsychology and Behavior. 1998. Vol. 1. P. 237–244Zhou Y. Gray matter abnormalities in Internet addiction: A voxel-based morphometry study / Y. Zhou, F.-C. Lin, Y.-S. Du [et al.] // European Journal of Radiology. 2011. Vol. 79, № 1. P. 92–95.

 

Данная статья была опубликована в журнале: https://elibrary.ru/item.asp?id=28430325

Источник

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий